Памяти Татищева и де Геннина | ПАЛОМНИЧЕСТВО СО ВКУСОМ

Памяти Татищева и де Геннина

Екатеринбург, площадь Труда

В июне 2022 года мы отметили 350-летний юбилей великого русского самодержца императора Петра I. Знаменательная дата позволила еще раз по-новому взглянуть на эту незаурядную личность. Ведь благодаря его уму, его масштабному видению богатство России прирастало Уралом и Сибирью. Именно благодаря его гению стал бурно развиваться и этот горный град, названный в честь святой Екатерины.

Петр I не только сам умел видеть на многие годы, а то и столетия вперед, но имел большой талант окружать себя неординарными умными предприимчивыми людьми, подвигами которых и поныне гордится Екатеринбург.

Екатеринбургский монетный двор. 1860-е годы

Особого внимания заслуживают в этом почетном ряду Василий Татищев и Вильгельм де Геннин. Вряд ли где еще можно узнать об этих удивительных людях столько, сколько рассказывают о них местные историки и краеведы каждому гостю столицы Урала. Даже если человек приехал сюда с чисто паломническими целями, к примеру, посетить, знаменитый ныне на весь мир Храм-на-Крови.

С появлением первого железоделательного завода, который возводился в XVIII столетии, горное дело здесь развивалось очень бурно, а профессия горняка стала пожизненным ремеслом большей части мужского населения Екатеринбурга. Как тогда, так и сейчас.

Начинался город с крепости-завода, построенного стараниями выдающегося человека своего времени Василия Никитича Татищева. Именно его считают одним из основателей уральской столицы. Памятник ему и еще одному гражданину – его современнику Вильгельму де Геннину – сегодня красуется на самом видном месте в центре города, перед высокой лестницей, ведущей «в завод». До 70-х годов прошлого века здесь находился один из входов на заводскую территорию. В 1972 году была завершена реконструкция, и сквер предстал в таком виде, в каком мы видим его сейчас. Прежде всего, это огромный пруд, две набережные, с одной и с другой стороны, проезжая и пешеходная части являются поверхностью плотины, по которой ездят автомобили и ходят люди. Плотина сделана из лиственницы, которая по крепости своей зовется еще «железным» деревом, а кроме того, она не поддается гниению, поэтому и стоит намертво вот уже четвертый век. Камень сверху – лишь облицовка этого старинного инженерного сооружения.

Каждый, кто приходит сюда, видит переплетенные цепи, символизирующие кандалы, потому что здесь, как, впрочем, и на любом уральском заводе того времени, работали люди подневольные – служивые Тобольского гарнизона и приписные крепостные крестьяне. Сохранились даже стены одного из цехов, где в полу остались кольца, к которым приковывали рабочих, очевидно, для того, чтобы не сбежали. Хотя куда им было бежать – горы да тайга на тысячи верст кругом…

Надо сказать, что вся начальная история Екатеринбурга связана с личностью Василия Никитича Татищева – без него здесь просто ничего бы не было. В 1821 году разведка, которую он организовал, показала, что здесь, по берегам реки Исети, есть богатые залежи меди. Однако царь Петр Алексеевич не отреагировал на это известие – ему в тот момент позарез нужно было железо, чтобы укреплять победившую в Северной войне армию. Невероятных усилий стоило Татищеву убедить государя в том, что железа здесь будет предостаточно, ведь где медь, там обязательно есть и железо. И после долгих тяжелых переговоров, ради которых Василий Никитич неоднократно ездил в Санкт-Петербург, царь находит деньги и издает указ о начале строительства завода на Урале. И в который раз удивляет его поразительная мудрость в принятии глобального, поистине исторического решения.

Таким образом, уже в конце декабря 1722 года на Урал прибыли первые строители, то были не приписные крепостные, как было принято на знаменитых демидовских заводах, а солдаты Тобольского гарнизона. Это они смогли без особых механизмов, вручную, перекрыть Исеть, деревянными лопатами вырыв огромный пруд, который до сих пор ни разу не расширялся, оставаясь в своем первозданном виде. Современные исследователи провели такой эксперимент: если копать обычной деревянной лопатой по восемь часов с небольшими перерывами на отдых, то надо примерно две лопаты в день менять. Не так давно, меняя облицовку плотины, всех весьма удивили, как рассказывают очевидцы, обнаруженные гигантские деревья, стволы которых могли обнять примерно пять-шесть взявшихся за руки мужчин. Сейчас, говорят, таких деревьев на Урале уже не осталось, даже на севере.

Как известно, рекруты служили по 25 лет, и именно из тобольских служивых людей был найден плотинных дел мастер Иван Зотов, сумевший соорудить эту уникальную запруду, перегородившую норовистую Исеть.

Другой талантливый самоучка (опять-таки рекрут Тобольского гарнизона) Иван Ползунов придумал механическую подачу воды на кричные молоты. А его пятнадцатилетний сын, тоже по имени Иван, разработал реальный проект. Этот водяной двигатель Ивана Ползунова-младшего был создан на Екатеринбургском заводе на 80 лет раньше, чем запатентованный в Великобритании первый водяной двигатель. Но, увы, мы-то тогда никаких патентов не оформляли. Память этого талантливого изобретателя увековечена нашими современниками: его именем назван находящийся напротив бывшего завода горнопромышленный колледж. Ныне это самое старое здание регионального центра.

Надо вспомнить еще одного основателя Екатеринбурга – Вильгельма де Геннина, ведь не случайно на памятнике, установленном благодарными потомками в самом сердце Екатеринбурга, он стоит вместе с Василием Татищевым. Итак, полное имя этого друга и соратника Петра Великого – Георг Вильгельм де Геннин или Вилим Иванович де Геннин. В 1697 году генерал Лефорт пригласил его для участия в Северной войне в качестве артиллериста и инженера-фортификатора. Пройдя путь от поручика до генерал-лейтенанта (звание это он получил 1727 году), де Геннин внес большой вклад в создание и развитие Екатерининского завода. Как специалист в области горного дела и металлургического производства он вместе с Татищевым стоял у истоков этого градообразующего предприятия, с самого его пуска 18 декабря (по новому стилю) 1723 года. Прожив в Екатеринбурге двенадцать лет, де Геннин вернулся в Санкт-Петербург, где оставался до своей кончины в 1750 году. После этого человека остались его книги с описанием построенных заводов на Урале и в Сибири, посвященные техническому обеспечению и организации горного производства.

Другие интересные места

«Сербская таверна» Шарташские палатки МУЗЕЙ «ЛИТЕРАТУРНАЯ ЖИЗНЬ УРАЛА XX ВЕКА» Сысертские мастера